Последний визит: 2019-11-09 15:24:23
Сейчас не в сети

Папки для стихотворений

Новые комментарии

Доброе, чувственное стихотворение о Весне! Приятно читать, когда за окном Зима в "разгаре"... будем ждать Весны:)...https://www.stihi.ru/avtor/poetessivanova
Написал(а): verhina
2018-11-21 | Произведения
Запись: Весенний вестник
Мне очень понравились Ваши искренние душевные стихи.
Уношу с собой - в избранные!
Написал(а): verusha17
2018-05-05 | Произведения
Запись: Вернулся я из лагеря домой
Красиво. Надеюсь, у вас, автор, все будет хорошо!
Написал(а): cicuta
2018-02-11 | Произведения
Запись: Прости и не грусти


Avtor Adsens
Индексация сайта

William Shakespeare - все сонеты на русском языке подряд - Том № 1

Сонет № 1

От всех творений ждём потомства мы,
Чтоб роза красоты не увядала...
Бутон её, цветёт в конце зимы,
Заменит тех, кого уже не стало.
Ты ослеплён своею красотой,
Не видишь сути ясными глазами.
Себе свой враг, не замечая той,
Кто род продлит твой сладкими грехами.
Глашатай ты у матушки-весны,
Но очень скуп - любвиобильный скряга.
В себе, своих детей хоронишь сны,
Растрачивая время, как бродяга...

Жалей же Мир, пока в тебе есть силы...
А смерть сожрёт тебя с твоей могилой.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

From fairest creatures we desire increase,
That thereby beauty′s rose might never die,
But as the riper should by time decease,
His tender heir might bear his memory:
But thou contracted to thine own bright eyes,
Feed′st thy light′s flame with self-substantial fuel,
Making a famine where abundance lies,
Thy self thy foe, to thy sweet self too cruel:
Thou that art now the world′s fresh ornament,
And only herald to the gaudy spring,
Within thine own bud buriest thy content,
And tender churl mak′st waste in niggarding:
Pity the world, or else this glutton be,
To eat the world′s due, by the grave and thee.

© Sonnet 1 by: William Shakespeare

Сонет № 2

А сорок зим тебя не пощадят,
В лохмотья превратят наряд прекрасный.
Останется нетронутым лишь взгляд,
Такой же чистый, и как небо ясный.
Тебя ведь спросят: где же красота?
Где всё богатство дней цветущих прежних?
Но взгляд твой переполнит пустота,
Лишь в образе потомка все надежды.
Своим ребёнком сможешь подтвердить,
Каким ты был красавцем в раннем детстве.
Пусть в облике прекрасном будут жить,
Твоя краса, а для него наследство.

Ты очень стар, а в юном сыне сила...
Кипит в нём кровь, твоя уже остыла.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

When forty winters shall besiege thy brow,
And dig deep trenches in thy beauty′s field,
Thy youth′s proud livery so gazed on now,
Will be a tattered weed of small worth held:
Then being asked, where all thy beauty lies,
Where all the treasure of thy lusty days;
To say within thine own deep sunken eyes,
Were an all-eating shame, and thriftless praise.
How much more praise deserved thy beauty′s use,
If thou couldst answer ′This fair child of mine
Shall sum my count, and make my old excuse′
Proving his beauty by succession thine.
This were to be new made when thou art old,
And see thy blood warm when thou feel′st it cold.

© Sonnet 2 by: William Shakespeare

Сонет № 3

Задай вопрос себе, свой господин!
Пришла ль пора подумать о наследстве?
Ты в этом Мире всё же не один,
Кто так мечтает оказаться в детстве.
Не через зеркало, а наяву,
Увидеть сможешь ты в своём наследстве,
Чуть приподняв слегка его главу
...Похож с лица, но только в раннем детстве.
И мать твоя смотрела на тебя,
Как в зеркале своё сличала сходство.
Твой бархат кожи гладила любя,
И возмущалась старости уродству.

Не сохранив себя в потомстве том,
Умрёшь однажды в образе своём.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Look in thy glass and tell the face thou viewest,
Now is the time that face should form another,
Whose fresh repair if now thou not renewest,
Thou dost beguile the world, unbless some mother.
For where is she so fair whose uneared womb
Disdains the tillage of thy husbandry?
Or who is he so fond will be the tomb,
Of his self-love to stop posterity?
Thou art thy mother′s glass and she in thee
Calls back the lovely April of her prime,
So thou through windows of thine age shalt see,
Despite of wrinkles this thy golden time.
But if thou live remembered not to be,
Die single and thine image dies with thee.

© Sonnet 3 by: William Shakespeare

Сонет № 4

Красивый облик, правильны черты,
Пока не прикоснулась старость к детству.
Природа лишь даёт взаймы, а ты,
Произведи на свет своё наследство.
Не счесть богатства в образе твоём,
Так умножай его в своём потомстве.
Создай свой Мир с любимою вдвоём,
И радуй всех своим с ребёнком сходстве.
Не дай себя природе обмануть,
Один ты постареешь и увянешь.
Придёт пора, закончится твой путь,
И под плитой надгробной, прахом станешь.

Отцветшая краса уйдёт в могилу,
В потомке новую проявит силу.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Unthrifty loveliness, why dost thou spend
Upon thyself thy beauty′s legacy?
Nature′s bequest gives nothing but doth lend,
And being frank she lends to those are free.
Then, beauteous niggard, why dost thou abuse
The bounteous largess given thee to give?
Profitless usurer, why dost thou use
So great a sum of sums, yet canst not live?
For having traffic with thyself alone,
Thou of thyself thy sweet self dost deceive.
Then how, when nature calls thee to be gone,
What acceptable audit canst thou leave?
Thy unused beauty must be tomb;d with thee,
Which, used, lives th; executor to be.

© Sonnet 4 by: William Shakespeare

Сонет № 5

Твой внешний вид своею красотой,
Питает страсть и зависть у прохожих.
И не сравнится с образом любой,
Ты превосходишь на себя несхожих.
Но жизни реку не сравнить ни с чем,
Пройдёшь рубеж, когда седеет волос;
И только не изменится совсем,
Цвет глаз твоих и грубоватый голос.
Когда потомством продлеваем род,
Как в зеркале в них видим отраженье.
Не остановит время плавный ход,
Пусть украшает Мир своим движеньем...

На милый образ твой влияют годы,
А над душой нет власти у природы.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Those hours that with gentle work did frame
The lovely gaze where every eye doth dwell
Will play the tyrants to the very same,
And that unfair which fairly doth excel:
For never-resting time leads summer on
To hideous winter and confounds him there,
Sap checked with frost and lusty leaves quite gone,
Beauty o′er-snowed and bareness every where:
Then were not summer′s distillation left
A liquid prisoner pent in walls of glass,
Beauty′s effect with beauty were bereft,
Nor it nor no remembrance what it was.
But flowers distilled though they with winter meet,
Leese but their show, their substance still lives sweet.

© Sonnet 5 by: William Shakespeare

Сонет № 6

Создай семью из десяти детей,
Ведь годы быстро забирают силы...
Ты духом станешь в десять раз сильней,
А жизнь продлится над твоей могилой.
И породят они таких, как ты,
В разы прекрасный образ твой умножат.
К твоей могиле принесут цветы,
Но скорбь свою они не скроют всё же.
И эти дети, всех твоих детей,
Продлят твой род, на много поколений.
Так быстро жизнь проходит у людей,
Средь суеты, труда и всяких мнений.

Потомству своему позволь дозреть,
И пусть тогда тебя настигнет смерть.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Then let not winter′s ragged hand deface,
In thee thy summer ere thou be distilled:
Make sweet some vial; treasure thou some place,
With beauty′s treasure ere it be self-killed:
That use is not forbidden usury,
Which happies those that pay the willing loan;
That′s for thy self to breed another thee,
Or ten times happier be it ten for one,
Ten times thy self were happier than thou art,
If ten of thine ten times refigured thee:
Then what could death do if thou shouldst depart,
Leaving thee living in posterity?
Be not self-willed for thou art much too fair,
To be death′s conquest and make worms thine heir.

© Sonnet 6 by: William Shakespeare

Сонет № 7

С зарёй востока миллионы лет,
Своё возносит утром Солнце знамя,
Всех удивляет бликов яркий свет,
И поражает эта сила пламя.
И ты уже достиг своих вершин,
Твой милый образ провожают взглядом.
Но треснет изобилия кувшин,
Когда совсем друзей не станет рядом.
Придёт пора, запас иссякнет сил,
Секрет Господний никому не ведам.
Все предадут, лишь не предаст твой сын,
Все отвернутся, кто тебе был предан.

Как перст не будешь к старости один,
Всегда с тобою рядом будет сын.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Lo in the orient when the gracious light
Lifts up his burning head, each under eye
Doth homage to his new-appearing sight,
Serving with looks his sacred majesty,
And having climbed the steep-up heavenly hill,
Resembling strong youth in his middle age,
Yet mortal looks adore his beauty still,
Attending on his golden pilgrimage:
But when from highmost pitch with weary car,
Like feeble age he reeleth from the day,
The eyes (fore duteous) now converted are
From his low tract and look another way:
So thou, thy self out-going in thy noon:
Unlooked on diest unless thou get a son.

© Sonnet 7 by: William Shakespeare

Сонет № 8

Ведь женщина, как скрипка, хороша,
Своим смычком приляжешь к ней на струны;
К душе твоей прильнёт её душа,
Мелодию рождая ночью лунной.
Туда-сюда смычок скользит по ней,
Рождённым звуком ритм сопровождая.
А скрипка стонет и звучит сильней,
И, как младенец, музыка рыдает.
Пусть скрипка станет для тебя женой,
А твой смычок её надёжным другом.
В мелодии зачат ребёнок твой,
И вместе вы счастливые супруги.

Втроём звучите вы на радость всем,
Один ты будешь выглядеть ничем.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Music to hear, why hear′st thou music sadly?
Sweets with sweets war not, joy delights in joy:
Why lov′st thou that which thou receiv′st not gladly,
Or else receiv′st with pleasure thine annoy?
If the true concord of well-tuned sounds,
By unions married do offend thine ear,
They do but sweetly chide thee, who confounds
In singleness the parts that thou shouldst bear:
Mark how one string sweet husband to another,
Strikes each in each by mutual ordering;
Resembling sire, and child, and happy mother,
Who all in one, one pleasing note do sing:
Whose speechless song being many, seeming one,
Sings this to thee, ′Thou single wilt prove none′.

© Sonnet 8 by: William Shakespeare

Сонет № 9

Ты не увидишь скорбный плач вдовы,
Когда в отстой сольёшь свои все соки.
Те семена на смерть обречены,
Какой же ты бездушный и жестокий.
Хранит любая женщина зерно,
Зачав в себе совместное потомство.
Во взгляде детском видит всё равно,
Характер мужа и его упрямство.
Подумай! То, что даром тратит мот,
Не принесёт обильных урожаев.
Кладёшь ты семя, вместо почвы в рот,
Умышленно его уничтожая.

Ты сам с собою ласков был и мил,
На милых женщин не оставил сил.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Is it for fear to wet a widow′s eye,
That thou consum′st thy self in single life?
Ah, if thou issueless shalt hap to die,
The world will wail thee like a makeless wife,
The world will be thy widow and still weep,
That thou no form of thee hast left behind,
When every private widow well may keep,
By children′s eyes, her husband′s shape in mind:
Look what an unthrift in the world doth spend
Shifts but his place, for still the world enjoys it;
But beauty′s waste hath in the world an end,
And kept unused the user so destroys it:
No love toward others in that bosom sits
That on himself such murd′rous shame commits.

© Sonnet 9 by: William Shakespeare

Сонет № 10

Кто неразумен к самому себе,
Тот не способен думать адекватно.
И не достигнет радости в судьбе,
Не требуя взамен любви обратной.
В душе так ненавидишь этот Мир,
Вред нанося себе непоправимый...
А лучше при свечах устроить пир
Той дорогой, единственной, любимой.
Самой судьбой тебе предрешено,
Продлить свой облик в образе потомства.
И пусть растёт и множится оно,
Усилив над другими превосходство.

Так умножай с любимой образ свой,
Я буду другом и всегда с тобой.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

For shame deny that thou bear′st love to any
Who for thy self art so unprovident.
Grant if thou wilt, thou art beloved of many,
But that thou none lov′st is most evident:
For thou art so possessed with murd′rous hate,
That ′gainst thy self thou stick′st not to conspire,
Seeking that beauteous roof to ruinate
Which to repair should be thy chief desire:
O change thy thought, that I may change my mind,
Shall hate be fairer lodged than gentle love?
Be as thy presence is gracious and kind,
Or to thy self at least kind-hearted prove,
Make thee another self for love of me,
That beauty still may live in thine or thee.

© Sonnet 10 by: William Shakespeare

Сонет № 11

Стареют все, года берут своё...
А молодость рождённого потомства,
Украсит эту жизнь, продлив её,
Над старостью имея превосходство.
И в этом мудрость, красота и рост,
Стирать морщины поколеньем новым;
Процесс приятен всем и очень прост,
Для рода продолжения основа.
Ведь жаль калек, убогих и больных,
Которых обделила мать-природа.
Но не захочет ни один из них
На этот Свет произвести урода.

Природа наделяет красотой,
Чтоб множили потомки образ свой.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

As fast as thou shalt wane, so fast thou growest
In one of thine, from that which thou departest;
And that fresh blood which youngly thou bestowest
Thou mayst call thine when thou from youth convertest.
Herein lives wisdom, beauty and increase:
Without this, folly, age and cold decay:
If all were minded so, the times should cease
And threescore year would make the world away.
Let those whom Nature hath not made for store,
Harsh featureless and rude, barrenly perish:
Look, whom she best endow′d she gave the more;
Which bounteous gift thou shouldst in bounty cherish:
She carved thee for her seal, and meant thereby
Thou shouldst print more, not let that copy die.

© Sonnet 11 by: William Shakespeare

Сонет № 12

Под бой часов уходит ясный день,
Проглотит ночь беднягу безвозвратно.
И закрывает лепестки сирень,
И сединой ковыль шуршит приятно.
С больших деревьев опадает лист,
В его тени в жару скрывалось стадо.
Меж голых веток слышно ветра свист,
Всё отцвело, как будто так и надо.
Я задаю себе один вопрос:
Зачем плодит и всё уничтожает
Природа? Шуткой, как-то не всерьёз,
Рождает заново и убивает.

Смерть заберёт тебя когда-нибудь,
Наследники продолжат жизни путь.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

When I do count the clock that tells the time,
And see the brave day sunk in hideous night;
When I behold the violet past prime,
And sable curls all silver′d o′er with white;
When lofty trees I see barren of leaves
Which erst from heat did canopy the herd,
And summer′s green all girded up in sheaves
Borne on the bier with white and bristly beard,
Then of thy beauty do I question make,
That thou among the wastes of time must go,
Since sweets and beauties do themselves forsake
And die as fast as they see others grow;
And nothing ′gainst Time′s scythe can make defence
Save breed, to brave him when he takes thee hence.

© Sonnet 12 by: William Shakespeare

Сонет № 13

О мой любимый! Ты моя любовь...
Не изменяйся, будь таким, как ныне.
Но милый образ свой продолжи вновь,
Обязан ты его увидеть в сыне.
В аренде жизнь твоя и красота -
Её ты так же получил в наследство.
Как у отца, но чуточку не та -
Вы были очень схожи в раннем детстве.
Прекрасный дом, красивая жена
Поддержит в нём, и счастье, и порядок.
И в сына будет тоже влюблена,
С тобой до самой смерти будет рядом.

Ты сильно был любим своим отцом,
Пусть сын о том же говорит потом.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

O that you were your self, but love you are
No longer yours, than you your self here live,
Against this coming end you should prepare,
And your sweet semblance to some other give.
So should that beauty which you hold in lease
Find no determination, then you were
Your self again after your self′s decease,
When your sweet issue your sweet form should bear.
Who lets so fair a house fall to decay,
Which husbandry in honour might uphold,
Against the stormy gusts of winter′s day
And barren rage of death′s eternal cold?
O none but unthrifts, dear my love you know,
You had a father, let your son say so.

© Sonnet 13 by: William Shakespeare

Сонет № 14

Исток моих суждений не от звёзд,
Погоде, датам - я не предсказатель,
Предвидеть чтоб последствия курьёз.
Астролог есть, гадалки и мечтатель.
Где города затопит от дождей,
Не предскажу, не знаю, не умею...
И, как дела пойдут у королей,
Когда казна стремительно пустеет.
Судить возможно только по глазам,
В них зеркала, что отражают душу;
В потомках расцветёшь назло годам,
Поверь красавец, и меня послушай.

А, если всё пропустишь мимо дела,
Конец твой будет роковым пределом.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Not from the stars do I my judgment pluck;
And yet methinks I have astronomy,
But not to tell of good or evil luck,
Of plagues, of dearths, or seasons′ quality;
Nor can I fortune to brief minutes tell,
Pointing to each his thunder, rain and wind,
Or say with princes if it shall go well,
By oft predict that I in heaven find:
But from thine eyes my knowledge I derive,
And, constant stars, in them I read such art
As truth and beauty shall together thrive,
If from thyself to store thou wouldst convert;
Or else of thee this I prognosticate:
Thy end is truth′s and beauty′s doom and date.

© Sonnet 14 by: William Shakespeare

Сонет № 15

Сожжёт пшеницу солнце всё-равно,
Ей смертный приговор уже подписан.
Спектаклю лишь продлится суждено,
Пока Создатель не закрыл кулисы.
Всё расцветает в молодом соку,
Тщеславный люд и молодая зелень...
Как по команде, кто-то наверху,
Сравняет всех и унесёт под землю.
Когда теряешь что-то навсегда,
Умнеешь, дорожа своей потерей.
Стремительно вперёд летят года,
Ты увядаешь, чахнешь и седеешь.

Разрушенные временем основы,
Тебе Создатель прививает снова.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

When I consider every thing that grows
Holds in perfection but a little moment,
That this huge stage presenteth nought but shows
Whereon the stars in secret influence comment;
When I perceive that men as plants increase,
Cheered and cheque′d even by the self-same sky,
Vaunt in their youthful sap, at height decrease,
And wear their brave state out of memory;
Then the conceit of this inconstant stay
Sets you most rich in youth before my sight,
Where wasteful Time debateth with Decay,
To change your day of youth to sullied night;
And all in war with Time for love of you,
As he takes from you, I engraft you new.

© Sonnet 15 by: William Shakespeare

Сонет № 16

Не беспокойся за свои грехи,
За жизнь сражайся с временем - тираном.
Зажгут в тебе любовь мои стихи,
Ведь нет в них фальши, зависти, обмана.
Дозрел твой возраст и достиг вершин,
Пора всерьёз подумать о наследстве.
Любовью переполнен твой кувшин,
Делись же зельем с той, что по соседству.
И размножайте образы свои,
Переплетаясь линией единой,
За ратный труд - (любовные бои),
Тебе подарит эта радость сына.

Пуская соки, сохраняя влагу,
В любовных играх прояви отвагу.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

But wherefore do not you a mightier way
Make war upon this bloody tyrant, Time?
And fortify yourself in your decay
With means more blessed than my barren rhyme?
Now stand you on the top of happy hours,
And many maiden gardens yet unset
With virtuous wish would bear your living flowers,
Much liker than your painted counterfeit:
So should the lines of life that life repair,
Which this, Time′s pencil, or my pupil pen,
Neither in inward worth nor outward fair,
Can make you live yourself in eyes of men.
To give away yourself keeps yourself still,
And you must live, drawn by your own sweet skill.

© Sonnet 16 by: William Shakespeare

Сонет № 17

Не передам, тем более в стихах,
Твоих достоинств, красоту и славу.
Но видит небо, что перо в руках,
Сплетает на пергаменте свой саван.
Не описать поэтам ясных глаз,
Стихами перечислить всех достоинств.
Грядущий век напомнит много раз,
Учений мудрых поколений стоик.
Потомки не поверят, не простят!
О том что я писал тебе однажды;
О! Если б в сыне проявил свой взгляд...
Но Мир таких не производит дважды.

О красоте твоей узнают всё же,
Твой сын стихами рассказать им сможет.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Who will believe my verse in time to come,
If it were fill′d with your most high deserts?
Though yet, heaven knows, it is but as a tomb
Which hides your life and shows not half your parts.
If I could write the beauty of your eyes
And in fresh numbers number all your graces,
The age to come would say ′This poet lies:
Such heavenly touches ne′er touch′d earthly faces.
So should my papers yellow′d with their age
Be scorn′d like old men of less truth than tongue,
And your true rights be term′d a poet′s rage
And stretched metre of an antique song:
But were some child of yours alive that time,
You should live twice, in it and in my rhyme.

© Sonnet 17 by: William Shakespeare

Сонет № 18

А ты прекрасней тёплых летних дней,
Тебя я с ними сравнивать не смею.
Бутоны розы, красотой твоей
В конце весны украсят все аллеи.
И солнца диск пуская тёплый луч,
Льёт золотом на край фасадной стенки.
Но часто хмурый образ серых туч,
Его лучам меняют все оттенки.
И время рок, продливший славный род
С той женщиной, что сердце беспокоит,
Пройдёшь сквозь годы с красотой вперёд,
А смерть твоя себя в земле зароет.

Пока стихи мои читают люди,
Твой милый образ вряд ли кто забудет.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Shall I compare thee to a summer′s day?
Thou art more lovely and more temperate:
Rough winds do shake the darling buds of May,
And summer′s lease hath all too short a date:
Sometime too hot the eye of heaven shines,
And often is his gold complexion dimmed,
And every fair from fair sometime declines,
By chance, or nature′s changing course untrimmed:
But thy eternal summer shall not fade,
Nor lose possession of that fair thou ow′st,
Nor shall death brag thou wand′rest in his shade,
When in eternal lines to time thou grow′st,
So long as men can breathe or eyes can see,
So long lives this, and this gives life to thee.

© Sonnet 18 by: William Shakespeare

Сонет № 19

О время! Вырви когти у зверей,
И пусть Земля приплод свой уничтожит,
Пожаром полыхает меж ветвей,
И птица Феникс в нём сгорает тоже.
В движении рождаешь и казнишь,
Уничтожаешь и рождаешь снова.
Зачем же беспредел такой творишь,
И где в нём заключается основа.
Твори что хочешь на своей Земле,
Но лишь одно тебе я запрещаю -
Вредить возлюбленному на челе.
Пусть все о красоте его узнают.

А, впрочем, что угодно делай с ним,
В стихах он вечно будет молодым.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Devouring Time, blunt thou the lion′s paws,
And make the earth devour her own sweet brood;
Pluck the keen teeth from the fierce tiger′s jaws,
And burn the long-lived phoenix in her blood;
Make glad and sorry seasons as thou fleets,
And do whate′er thou wilt, swift-footed Time,
To the wide world and all her fading sweets;
But I forbid thee one most heinous crime:
O, carve not with thy hours my love′s fair brow,
Nor draw no lines there with thine antique pen;
Him in thy course untainted do allow
For beauty′s pattern to succeeding men.
Yet, do thy worst, old Time despite thy wrong,
My love shall in my verse ever live young.

© Sonnet 19 by: William Shakespeare

Сонет № 20

Нельзя сравнить ни с кем твоё лицо,
Над ним трудилась матушка-природа.
По мнению завистливых глупцов,
Красавец! И не женская порода.
Суровый вид и нежная душа,
Так гармонируют в прекрасном теле -
Мне хочется кричать: ты хороша!
С мужчиной говоря на самом деле.
Наверно над природной красотой,
Трудился сам Создатель благородный;
Чтоб ты увековечил образ свой,
Пришил тебе отросток детородный.

Оставь для женщин орган свой красивый,
Достаточно, что мною ты любимый.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

A woman′s face with Nature′s own hand painted
Hast thou, the master-mistress of my passion;
A woman′s gentle heart, but not acquainted
With shifting change, as is false women′s fashion;
An eye more bright than theirs, less false in rolling,
Gilding the object whereupon it gazeth;
A man in hue, all ′hues′ in his controlling,
Much steals men′s eyes and women′s souls amazeth.
And for a woman wert thou first created;
Till Nature, as she wrought thee, fell a-doting,
And by addition me of thee defeated,
By adding one thing to my purpose nothing.
But since she prick′d thee out for women′s pleasure,
Mine be thy love and thy love′s use their treasure.

© Sonnet 20 by: William Shakespeare

Сонет № 21

Своим любимым сочиняя стих,
Поэт раскрашенный рисует образ.
Я - не такой и не похож на них -
Из звёзд небесных мой рисунок собран.
Хочу под купол поместить ещё
Земную зелень и загадки моря,
Зарю, грозу и женское плечо,
И горизонт с атласной кромкой поля.
Но не уступит мой предмет любви,
К рождённому, красивому потомку.
А если кто захочет оскорбить,
Я закричу настойчиво и громко:

Пусть хвалят всё, что так хотят продать,
А я не собираюсь торговать.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

So is it not with me as with that Muse
Stirr′d by a painted beauty to his verse,
Who heaven itself for ornament doth use
And every fair with his fair doth rehearse
Making a couplement of proud compare,
With sun and moon, with earth and sea′s rich gems,
With April′s first-born flowers, and all things rare
That heaven′s air in this huge rondure hems.
O′ let me, true in love, but truly write,
And then believe me, my love is as fair
As any mother′s child, though not so bright
As those gold candles fix′d in heaven′s air:
Let them say more than like of hearsay well;
I will not praise that purpose not to sell.

© Sonnet 21 by: William Shakespeare

Сонет № 22

Пока ты юн нет на лице морщин,
Мне не советник зеркало и разум.
Как только побелею от седин,
Пусть разлучает смерть, но только сразу.
Сердцами обменялись мы с тобой,
И с красотой твоей забот не зная,
В груди моей стучит наперебой
То сердце, что я так оберегаю.
Любовь моя, побереги себя,
А я в своей груди лелеять буду,
Храня твой образ нежно и любя,
Носить с собой, как талисман повсюду.

Сердцами обменялись безвозвратно,
Не заберёшь своё уже обратно.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

My glass shall not persuade me I am old,
So long as youth and thou are of one date;
But when in thee time′s furrows I behold,
Then look I death my days should expiate.
For all that beauty that doth cover thee
Is but the seemly raiment of my heart,
Which in thy breast doth live, as thine in me:
How can I then be elder than thou art?
O, therefore, love, be of thyself so wary
As I, not for myself, but for thee will;
Bearing thy heart, which I will keep so chary
As tender nurse her babe from faring ill.
Presume not on thy heart when mine is slain;
Thou gavest me thine, not to give back again.

© Sonnet 22 by: William Shakespeare

Сонет № 23

Актёр волнуясь не сыграет роль,
Задуманную мудрым режиссёром.
И зверь в бою не замечает боль,
Что ритм сердечный остановит скоро.
А я робею, глядя на тебя,
Тогда любовь так выглядит устало;
Ты развернулся молча уходя
Любовного не слышишь ритуала.
Но на гримасе моего лица,
Через глаза увидеть можно душу;
А там любовь, которой нет конца,
Идёт тропинкой к сердцу через уши.

Учись глазами чувствовать любовь,
А не порывом льстивых, милых слов.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

As an unperfect actor on the stage
Who with his fear is put besides his part,
Or some fierce thing replete with too much rage,
Whose strength′s abundance weakens his own heart.
So I, for fear of trust, forget to say
The perfect ceremony of love′s rite,
And in mine own love′s strength seem to decay,
O′ercharged with burden of mine own love′s might.
O, let my books be then the eloquence
And dumb presagers of my speaking breast,
Who plead for love and look for recompense
More than that tongue that more hath more express′d.
O, learn to read what silent love hath writ,
To hear with eyes belongs to love′s fine wit.

© Sonnet 23 by: William Shakespeare

Сонет № 24

Скрижаль хранит у сердца моего
Твой образ, как за пазухой у Бога.
Я не художник, я - поэт всего,
А живописцам перспектив здесь много.
Художник к тонким линиям лица,
Мешает краски на своём мольберте,
Глаза рисуя, брови и уста,
Отыщет сходство, вы ему поверьте.
В твоих глазах я вижу ясный взгляд,
А ты в моих наверно видишь тоже;
И солнца луч, зрачки твои пройдя,
Осветит и согреет души всё же.

Через глаза проходит к сердцу путь,
Где наши души отдохнут чуть-чуть.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Mine eye hath play′d the painter and hath stell′d
Thy beauty′s form in table of my heart,
My body is the frame wherein ′tis held,
And perspective it is the painter′s art.
For through the painter must you see his skill,
To find where your true image pictured lies.
Which in my bosom′s shop is hanging still,
That hath his windows glazed with thine eyes.
Now see what good turns eyes for eyes have done,
Mine eyes have drawn thy shape, and thine for me
Are windows to my breast, where-through the sun
Delights to peep, to gaze therein on thee.
Yet eyes this cunning want to grace their art,
They draw but what they see, know not the heart.

© Sonnet 24 by: William Shakespeare

Сонет № 25

Я безызвестный, мне ль до тех господ,
Чей титул горд и уважаем всеми.
Фортуна мне закрыла путь вперёд,
Не там, наверно, прорастало семя.
Любимцы всех господ и королей
Цветут, как лепестки под лаской неба.
От нелюбви кого-то из властей,
Так быстро вянет их зелёный стебель.
И воин, после тысячи побед,
Однажды потерпевший пораженье,
Прошедший путь тернистых, жгучих бед,
Забудет, что такое уваженье.

Как счастлив, что люблю я и любим,
Никто не запретит быть рядом с ним.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Let those who are in favour with their stars
Of public honour and proud titles boast,
Whilst I, whom fortune of such triumph bars,
Unlook′d for joy in that I honour most.
Great princes′ favourites their fair leaves spread
But as the marigold at the sun′s eye,
And in themselves their pride lies buried,
For at a frown they in their glory die.
The painful warrior famoused for fight,
After a thousand victories once foil′d,
Is from the book of honour razed quite,
And all the rest forgot for which he toil′d.
Then happy I, that love and am beloved
Where I may not remove nor be removed.

© Sonnet 25 by: William Shakespeare

Сонет № 26

О властелин в душе моей любви!
Я, как вассал, своим привязан долгом.
Шлю для тебя письмо, его прими,
В нём душу я открыл, как перед Богом.
Мой голый разум уж не так велик,
Пред властелином чистой, здравой мысли.
Я всё писал сначала в черновик,
Чтоб текст в письме красив был и осмыслен.
Когда-нибудь, взойдёт моя звезда,
Любовь оденет в лучшие одежды.
Предстану пред тобою я тогда,
Что б увенчать успех своей надежды.

Настанет время, поздно или рано,
Своей любви тебе открою тайну.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Lord of my love, to whom in vassalage
Thy merit hath my duty strongly knit,
To thee I send this written embassage,
To witness duty, not to show my wit.
Duty so great, which wit so poor as mine
May make seem bare, in wanting words to show it,
But that I hope some good conceit of thine
In thy soul′s thought, all naked, will bestow it,
Till whatsoever star that guides my moving
Points on me graciously with fair aspect
And puts apparel on my tatter′d loving,
To show me worthy of thy sweet respect.
Then may I dare to boast how I do love thee,
Till then not show my head where thou mayst prove me.

© Sonnet 26 by: William Shakespeare

Сонет № 27

От тягости пути спешу в постель,
Чтоб дать покой своим уставшим членам.
Закрыв глаза и мыслей карусель,
Одолевает ночью мозг бессменно.
Но эти мысли мне мешают спать,
Усердно открывая ночью веки,
Решил твой образ пред глазами стать,
Не думая о бедном человеке.
Воображение моей души,
Рисует призрак твой в ночную пору.
Он засиял звездой в ночной глуши,
И растопил любовные заторы.

Мои все члены утром, днём, ночами,
Пропитаны любовными лучами.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Weary with toil, I haste me to my bed,
The dear repose for limbs with travel tired.
But then begins a journey in my head,
To work my mind, when body′s work′s expired.
For then my thoughts, from far where I abide,
Intend a zealous pilgrimage to thee,
And keep my drooping eyelids open wide,
Looking on darkness which the blind do see
Save that my soul′s imaginary sight
Presents thy shadow to my sightless view,
Which, like a jewel hung in ghastly night,
Makes black night beauteous and her old face new.
Lo! thus, by day my limbs, by night my mind,
For thee and for myself no quiet find.

© Sonnet 27 by: William Shakespeare

Сонет № 28

Покоя нет ни днём, ни ночью мне,
Лишён я блага отдыха искусно.
Кошмары снятся каждый раз во сне,
Днём не уютно всё, а ночью грустно.
Вредят и день, и ночь наперебой,
Терзая душу мне не ради скуки,
Всё дальше отделяют нас с тобой.
При этом крепко пожимают руки.
Ты вместо солнца светишь ясным днём,
Когда светило затмевают тучи.
А ночью, как луна своим лучом,
Отсвечиваешь море, реки, кручи.

Но днём печаль становится сильней,
И ночь с тоскою, воют рядом с ней.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

How can I then return in happy plight,
That am debarr′d the benefit of rest?
When day′s oppression is not eased by night,
But day by night, and night by day, oppress′d?
And each, though enemies to either′s reign,
Do in consent shake hands to torture me.
The one by toil, the other to complain
How far I toil, still farther off from thee.
I tell the day, to please them thou art bright
And dost him grace when clouds do blot the heaven.
So flatter I the swart-complexion′d night,
When sparkling stars twire not thou gild′st the even.
But day doth daily draw my sorrows longer,
And night doth nightly make grief′s strength seem stronger.

© Sonnet 28 by: William Shakespeare

Сонет № 29

Фортуна отвернулась от меня,
Я в полном одиночестве скитаюсь.
С колен молю у неба - видно зря...
Кляну судьбу и маюсь, маюсь, маюсь.
И внешность и обилие друзей,
Мечта моя всего лишь и не боле.
Искусству научусь я у людей,
А свой талант развею в чистом поле.
Как только представляю образ твой...
Тогда душа моя подобно птице,
Поёт и поднимает над землёй.
Но жаль, что это мне всего лишь снится.

Не поменяю я любви твоей,
На злато и корону королей.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

When, in disgrace with fortune and men′s eyes,
I all alone beweep my outcast state
And trouble deal heaven with my bootless cries
And look upon myself and curse my fate,
Wishing me like to one more rich in hope,
Featured like him, like him with friends possess′d,
Desiring this man′s art and that man′s scope,
With what I most enjoy contented least.
Yet in these thoughts myself almost despising,
Haply I think on thee, and then my state,
Like to the lark at break of day arising
From sullen earth, sings hymns at heaven′s gate.
For thy sweet love remember′d such wealth brings
That then I scorn to change my state with kings.

© Sonnet 29 by: William Shakespeare

Сонет № 30

И только Богу я открыл секрет,
Моих идей, и самых лучших мыслей.
К чему стремился не достиг я, нет!
В прошедших бедах все они зависли.
Мужской слезой, холодной и скупой,
Я смерть друзей усопших подтверждаю.
А та любовь, что мучила порой,
Не умерла, я это точно знаю.
Не делал вывод из прошедших лет,
И, наступая всё на те же грабли...
Я повторяю горечь прошлых бед,
Любовь в душе пронзая словно саблей.

Но стоит мне подумать о тебе,
Утраты восполняются в судьбе.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

When to the sessions of sweet silent thought,
I summon up remembrance of things past,
I sigh the lack of many a thing I sought,
And with old woes new wail my dear time′s waste.
Then can I drown an eye, unused to flow,
For precious friends hid in death′s dateless night,
And weep afresh love′s long since cancell′d woe,
And moan the expense of many a vanish′d sight.
Then can I grieve at grievances foregone,
And heavily from woe to woe tell o′er
The sad account of fore-bemoaned moan,
Which I new pay as if not paid before.
But if the while I think on thee, dear friend,
All losses are restored and sorrows end.

© Sonnet 30 by: William Shakespeare

Сонет № 31

О смерть моя! Как дорога ты мне...
Твоя обитель всех вселяет души.
Царит любовь в могильной тишине,
Пусть у тебя чуть-чуть им будет лучше.
Украла навсегда из глаз моих,
Почтительные, преданные взгляды.
Оберегаешь ты ревниво их,
И говоришь мне холодно: так надо!
Все образы возлюбленных друзей,
Собрала скорбно братская могила.
Теперь права на чувства тех людей,
Твоя надёжно охраняет сила.

Они навек останутся с тобой,
Ты с ними целиком владеешь мной.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Thy bosom is endeared with all hearts,
Which I by lacking have supposed dead,
And there reigns love and all love′s loving parts,
And all those friends which I thought buried.
How many a holy and obsequious tear
Hath dear religious love stol′n from mine eye
As interest of the dead, which now appear
But things removed that hidden in thee lie!
Thou art the grave where buried love doth live,
Hung with the trophies of my lovers gone,
Who all their parts of me to thee did give,
That due of many now is thine alone.
Their images I loved I view in thee,
And thou, all they, hast all the all of me.

© Sonnet 31 by: William Shakespeare

Сонет № 32

И упокой благословенный день,
Кончину жизни - замкнутого круга.
Прими за честь превозмогая лень,
Прочти сонеты умершего друга.
Лишь для любви великой и святой,
Храни стихи уложенные в строки.
И пусть читает их поэт другой,
И учат дети в школах на уроке.
Идите с Музой вместе, день за днём,
Шагайте в ногу с быстротечным веком.
Ведь с вами Бог! Ну а стихи при нём,
Всю радость проявляют в человеке.

Замолк поэт! Другие лучше пишут...
Но пусть его стихи любовью дышат.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

If thou survive my well-contented day,
When that churl Death my bones with dust shall cover,
And shalt by fortune once more re-survey
These poor rude lines of thy deceased lover,
Compare them with the bettering of the time,
And though they be outstripp′d by every pen,
Reserve them for my love, not for their rhyme,
Exceeded by the height of happier men.
O, then vouchsafe me but this loving thought,
Had my friend′s Muse grown with this growing age,
A dearer birth than this his love had brought,
To march in ranks of better equipage.
But since he died and poets better prove,
Theirs for their style I′ll read, his for his love.

© Sonnet 32 by: William Shakespeare

Сонет № 33

Я утром ранним наблюдал зарю,
Как кромкам гор лучами золотыми,
Дарило Солнце ясную струю,
Потом она в полях туманных стыла.
Где тучи небо всё за громоздя
Своею массой, прятали от взора
То Солнце... А светило уходя
На западе скрывается с позором.
И мне немного озарило лоб...
Увы! Моим не очень долго было.
Закрыла туча, не светило чтоб,
А дождик капал на траву уныло.

Любимому прощаю всё, понятно!
Бывают и на ярком Солнце пятна.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Full many a glorious morning have I seen
Flatter the mountain-tops with sovereign eye,
Kissing with golden face the meadows green,
Gilding pale streams with heavenly alchemy.
Anon permit the basest clouds to ride
With ugly rack on his celestial face,
And from the forlorn world his visage hide,
Stealing unseen to west with this disgrace.
Even so my sun one early morn did shine
With all triumphant splendor on my brow.
But out, alack! he was but one hour mine,
The region cloud hath mask′d him from me now.
Yet him for this my love no whit disdaineth,
Suns of the world may stain when heaven′s sun staineth.

© Sonnet 33 by: William Shakespeare

Сонет № 34

Твой милый лик, как за завесой туч,
Какой-то стал чужой мне и враждебен.
Тот ливень с низкой тучи был могуч!
Но ты же обещал мне солнце в небе...
Тебе как видно не хватило сил,
Чтоб разогнать деяние злой тучи.
А дождик лил сильней, и градом бил,
Бесчинствовал не упуская случай.
От горя стыд твой не лекарство мне,
Я от него несу одни убытки.
Проступок твой крестом лёг на спине,
А для души страдания и пытки.

Жемчужинами слёз такой любви,
Искупишь все деяния свои.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Why didst thou promise such a beauteous day,
And make me travel forth without my cloak,
To let base clouds o′ertake me in my way,
Hiding thy bravery in their rotten smoke?
′Tis not enough that through the cloud thou break,
To dry the rain on my storm-beaten face,
For no man well of such a salve can speak
That heals the wound and cures not the disgrace.
Nor can thy shame give physic to my grief,
Though thou repent, yet I have still the loss.
The offender′s sorrow lends but weak relief
To him that bears the strong offence′s cross.
Ah! but those tears are pearl which thy love sheds,
And they are rich and ransom all ill deeds.

© Sonnet 34 by: William Shakespeare

Сонет № 35

У роз шипы... Источник бьёт в грязи...
Луну и солнце, закрывают тучи...
В плодах прекрасный червь живёт внутри...
Они такой не упускают случай.
Проступки совершают в Мире все!
В своих стихах я видно тоже грешен.
Не видя зла в твоих грехах совсем,
Чужим грехам я добавляю плеши.
Плохой проступок можно оправдать,
Когда он в рамки заключён аффекта.
С душой своей не стоит воевать,
По самым низким меркам интеллекта.

Любовь и гнев в душе вступили в бой,
В итоге ты воюешь сам с собой.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

No more be grieved at that which thou hast done,
Roses have thorns, and silver fountains mud,
Clouds and eclipses stain both moon and sun,
And loathsome canker lives in sweetest bud.
All men make faults, and even I in this,
Authorizing thy trespass with compare,
Myself corrupting, salving thy amiss,
Excusing thy sins more than thy sins are.
For to thy sensual fault I bring in sense -
Thy adverse party is thy advocate -
And ′gainst myself a lawful plea commence,
Such civil war is in my love and hate.
That I an accessary needs must be
To that sweet thief which sourly robs from me.

© Sonnet 35 by: William Shakespeare

Сонет № 36

Пусть тот позор умрёт в душе моей,
Но мы с тобой должны разъединиться.
У каждого полно своих идей,
Зачем напрасно друг на друга злится?
Одну любовь мы делим на двоих,
Но зло живёт у каждого отдельно...
Оно заклято в принципах своих,
Воруя чувства гадит беспредельно.
При встрече не признаю я тебя...
И тот позор моей вины, прискорбной,
Не замарал всю честь твою, любя,
И не унизил образ бесподобный.

Ты не волнуйся друг мой дорогой,
Честь сохранить мой долг перед тобой.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Let me confess that we two must be twain,
Although our undivided loves are one.
So shall those blots that do with me remain
Without thy help by me be borne alone.
In our two loves there is but one respect,
Though in our lives a separable spite,
Which though it alter not love′s sole effect,
Yet doth it steal sweet hours from love′s delight.
I may not evermore acknowledge thee,
Lest my bewailed guilt should do thee shame,
Nor thou with public kindness honour me,
Unless thou take that honour from thy name.
But do not so; I love thee in such sort
As, thou being mine, mine is thy good report.

© Sonnet 36 by: William Shakespeare

Сонет № 37

Жестокий рок преследует меня,
Ко мне фортуна повернулась задом.
Но ей я никогда не изменял,
И этот казус мною не разгадан.
Я приобщать любовь свою хочу,
Ко всем облагороженным началам.
Под вечер зажигаю ей свечу,
Пусть выглядит богиней, величаво.
И я не беден вроде, не хромой,
Сокрыт под сенью чьей-то твёрдой власти.
Хранит она мне счастье и покой,
Что не страшны болезни и напасти.

Пусть лучшее принадлежит тебе,
Ты луч надежды для меня везде.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

As a decrepit father takes delight
To see his active child do deeds of youth,
So I, made lame by fortune′s dearest spite,
Take all my comfort of thy worth and truth.
For whether beauty, birth, or wealth, or wit,
Or any of these all, or all, or more,
Entitled in thy parts do crowned sit,
I make my love engrafted to this store.
So then I am not lame, poor, nor despised,
Whilst that this shadow doth such substance give
That I in thy abundance am sufficed
And by a part of all thy glory live.
Look, what is best, that best I wish in thee,
This wish I have; then ten times happy me!

© Sonnet 37 by: William Shakespeare

Сонет № 38

Мои стихи наполнены тобой,
Слов не заменит никакая Муза!
И не придумали бумаги той,
Чтоб изложить всю драгоценность груза.
Ты совершенство! Лучше Муз в стократ...
И если ритм припал тебе на душу;
Я этому безмерно буду рад,
Всегда твои советы буду слушать.
Так превзойди же самого себя!
Стань в десять раз богаче лучшей Музы...
Дробя красиво, в десять раз дробя,
Создай стих вечный, чтобы всех сконфузить.

Труды мои - прекрасные слова,
Всё о тебе и вся тебе хвала.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

How can my Muse want subject to invent,
While thou dost breathe, that pour′st into my verse
Thine own sweet argument, too excellent
For every vulgar paper to rehearse?
O, give thyself the thanks, if aught in me
Worthy perusal stand against thy sight.
For who′s so dumb that cannot write to thee,
When thou thyself dost give invention light?
Be thou the tenth Muse, ten times more in worth
Than those old nine which rhymers invocate.
And he that calls on thee, let him bring forth
Eternal numbers to outlive long date.
If my slight Muse do please these curious days,
The pain be mine, but thine shall be the praise.

© Sonnet 38 by: William Shakespeare

Сонет № 39

В любви с тобой мы существо одно,
Но ты владеешь лучшей половиной.
Себя я воспеваю всё равно
Хваля тебя...Но мы же ведь едины!
Врозь поживём мы души теребя,
Мне тяжек этот рок совместной славы.
Тогда прославлю одного тебя,
Примеришь на чело венок из лавров.
И пусть разлука пыткой будет нам,
Тоскливый досуг не даёт свободы.
Стучат сердца с любовью пополам,
Их радуют все прелести природы.

Не может быть разлука бесконечной,
Она вселяет шанс для новой встречи.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

O, how thy worth with manners may I sing,
When thou art all the better part of me?
What can mine own praise to mine own self bring?
And what is ′t but mine own when I praise thee?
Even for this let us divided live,
And our dear love lose name of single one,
That by this separation I may give
That due to thee which thou deservest alone.
O absence, what a torment wouldst thou prove,
Were it not thy sour leisure gave sweet leave
To entertain the time with thoughts of love,
Which time and thoughts so sweetly doth deceive,
And that thou teachest how to make one twain,
By praising him here who doth hence remain!
© Sonnet 39 by: William Shakespeare

Сонет № 40

Так забери же всю мою любовь,
Какой ты отродясь не ведал прежде.
Пусть в венах закипит шальная кровь,
И оправдает все твои надежды.
Украл любовь? И стало мне смешно...
Ты прихватил с ней сердце, мысли, душу;
Она тебе принадлежит давно,
Беда лишь в том, что ты меня не слушал.
Прощаю я тебе такой грабёж,
Ты самый милый вор на Свете этом!
Уж лучше от обид по телу дрожь...
А молний зло сверкает в небе где-то.

То зло, что поселилось между нами,
Нас никогда не сделает врагами.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Take all my loves, my love, yea, take them all,
What hast thou then more than thou hadst before?
No love, my love, that thou mayst true love call,
All mine was thine before thou hadst this more.
Then if for my love thou my love receivest,
I cannot blame thee for my love thou usest.
But yet be blamed, if thou thyself deceivest
By wilful taste of what thyself refusest.
I do forgive thy robbery, gentle thief,
Although thou steal thee all my poverty.
And yet, love knows, it is a greater grief
To bear love′s wrong than hate′s known injury.
Lascivious grace, in whom all ill well shows,
Kill me with spites; yet we must not be foes.

© Sonnet 40 by: William Shakespeare

Сонет № 41

Не ты, а своеволие твоё,
Вершит дела когда меня нет рядом.
Твоя любовь ещё звенит ручьём,
Соблазн штурмует молодость...Так надо!
Для женщин ты заветная мечта,
Когда надежда кружит очень близко.
Но нет любви, там только пустота,
И ты уходишь молча, по-английски.
А от моих владений воздержись,
Угомони характер свой и юность!
Ведь понимаешь что проходит жизнь,
И скоро я от старости осунусь.

Любовь жива, иди по жизни с ней,
И дорожи всегда мечтой своей.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Those petty wrongs that liberty commits,
When I am sometime absent from thy heart,
Thy beauty and thy years full well befits,
For still temptation follows where thou art.
Gentle thou art and therefore to be won,
Beauteous thou art, therefore to be assailed;
And when a woman woos, what woman′s son
Will sourly leave her till she have prevailed?
Ay me! but yet thou mightest my seat forbear,
And chide try beauty and thy straying youth,
Who lead thee in their riot even there
Where thou art forced to break a twofold truth,
Hers by thy beauty tempting her to thee,
Thine, by thy beauty being false to me.

© Sonnet 41 by: William Shakespeare

Сонет № 42

Печаль моя опять ушла к тебе,
Не вся конечно, как же без печали...
И слышалось стенанье при мольбе,
Любовь с печалью сделку заключали.
Пусть изменяет мне она с тобой,
Но и меня печаль, ты знаешь, любит!
Мы грешники... Оправданы судьбой,
И в жизни этот недуг с нами будет.
К тебе ушла печаль искать любовь,
А мне на спину крест судьбы взвалила.
Но возвращаю я потерю вновь,
Едины мы с тобой, она забыла.

Хотел бы очень знать, из-за чего?
Печаль меня лишь любит одного.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

That thou hast her, it is not all my grief,
And yet it may be said I loved her dearly.
That she hath thee, is of my wailing chief,
A loss in love that touches me more nearly.
Loving offenders, thus I will excuse ye,
Thou dost love her, because thou knowst I love her.
And for my sake even so doth she abuse me,
Suffering my friend for my sake to approve her.
If I lose thee, my loss is my love′s gain,
And losing her, my friend hath found that loss.
Both find each other, and I lose both twain,
And both for my sake lay on me this cross.
But here′s the joy; my friend and I are one,
Sweet flattery! then she loves but me alone.

© Sonnet 42 by: William Shakespeare

Сонет № 43

За горизонт уходит солнце спать,
Ночь шторы опускает между нами.
Ко сну призвала мягкая кровать,
И сразу ты встаёшь перед глазами.
Во сне всегда сбываются мечты,
А я лишь о тебе одном мечтаю.
Твой образ ночью - символ красоты,
А днём глаза сапфирами сверкают.
Всегда с тобой при встрече каждый раз,
В груди от счастья замирает сердце.
Но доброта счастливых, ясных глаз,
К твоей душе приоткрывает дверцу.

Вся ночь с тобой сияет словно день,
А днём твою я вижу только тень.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

When most I wink, then do mine eyes best see,
For all the day they view things unrespected.
But when I sleep, in dreams they look on thee,
And darkly bright are bright in dark directed.
Then thou, whose shadow shadows doth make bright,
How would thy shadow′s form form happy show
To the clear day with thy much clearer light,
When to unseeing eyes thy shade shines so!
How would, I say, mine eyes be blessed made
By looking on thee in the living day,
When in dead night thy fair imperfect shade
Through heavy sleep on sightless eyes doth stay!
All days are nights to see till I see thee,
And nights bright days when dreams do show thee me.

© Sonnet 43 by: William Shakespeare

Сонет № 44

Жаль! Я не мысль, мне не попасть туда,
Где обитаешь ты в краях далёких.
Тогда бы сквозь пространство без труда,
Твой запах я б в своих наполнил лёгких.
Для мысли нет пределов и границ,
Ей море или горы не преграда,
Она обгонит стаи лётных птиц,
Меня доставит в миг туда где надо.
А я всего лишь просто человек!
Моя же мысль с тобой желает встречи,
Чтоб вместе коротали мы свой век.
Всё… Спать пора! Дотла сгорели свечи.

Я не пустился в дальний путь к тебе,
Грустить остался на родной земле.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

If the dull substance of my flesh were thought,
Injurious distance should not stop my way.
For then despite of space I would be brought,
From limits far remote where thou dost stay.
No matter then although my foot did stand
Upon the farthest earth removed from thee.
For nimble thought can jump both sea and land,
As soon as think the place where he would be.
But ah! thought kills me that I am not thought,
To leap large lengths of miles when thou art gone,
But that so much of earth and water wrought
I must attend time′s leisure with my moan.
Receiving nought by elements so slow
But heavy tears, badges of either′s woe.

© Sonnet 44 by: William Shakespeare

Сонет № 45

Желание моё - огню под стать,
А мысли... Ветерок, шальной и чистый.
Куда б судьба не бросила опять,
Они всегда с тобой свежи и быстры.
Из этих элементов жизнь моя:
Земля, огонь, вода и воздух свежий.
Огонь и воздух послан для тебя,
В холодный край, туманный и бесснежный.
Влив в жизнь твою энергии моей,
Они спешат ко мне на помощь снова;
Ты только без стеснения их пей,
И будем мы с тобой всегда здоровы.

Я почту получаю многократно,
И отсылаю свой ответ обратно.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

The other two, slight air and purging fire,
Are both with thee, wherever I abide.
The first my thought, the other my desire,
These present-absent with swift motion slide.
For when these quicker elements are gone
In tender embassy of love to thee,
My life, being made of four, with two alone
Sinks down to death, oppress′d with melancholy.
Until life′s composition be recured
By those swift messengers return′d from thee,
Who even but now come back again, assured
Of thy fair health, recounting it to me.
This told, I joy; but then no longer glad,
I send them back again and straight grow sad.

© Sonnet 45 by: William Shakespeare

Сонет № 46

Мои глаза и сердце не в ладу,
Волнует их твой образ на портрете.
Но выход нужный я для них найду,
Пусть оба арендуют счастье это.
А ты написан маслом на холсте,
И я на красоту смотрю часами...
Перебирая образ в суете,
Глаза и сердце разберутся сами.
И оба претендуют на тебя,
Я учредил комиссию из мыслей;
Они помогут - душу теребя...
Аренду им разделят очень быстро.

Вся внешность достоянье ясных глаз,
А здравый смысл для сердца не указ.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Mine eye and heart are at a mortal war
How to divide the conquest of thy sight.
Mine eye my heart thy picture′s sight would bar,
My heart mine eye the freedom of that right.
My heart doth plead that thou in him dost lie
A closet never pierced with crystal eyes
But the defendant doth that plea deny
And says in him thy fair appearance lies.
To ′cide this title is impanneled
A quest of thoughts, all tenants to the heart,
And by their verdict is determined
The clear eye′s moiety and the dear heart′s part.
As thus mine eye′s due is thy outward part,
And my heart′s right thy inward love of heart.

© Sonnet 46 by: William Shakespeare

Сонет № 47

По-прежнему тебя со мною нет,
Скучая, сердце бьётся равномерно;
Глаза, как прежде смотрят на портрет,
К разлуке привыкая постепенно.
А по картине разногласий нет,
В одном союзе и глаза и сердце.
И льёт рассвет на образ яркий свет,
Приоткрывая прямо в душу дверцу.
Ты можешь удаляться от меня,
Но будешь рядом с мыслями моими.
По этому мы вместе, ты и я,
И жар любви в разлуке не остынет.

Глаза и сердце лишь во сне едины,
Владеют вместе образом картины.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Betwixt mine eye and heart a league is took,
And each doth good turns now unto the other.
When that mine eye is famish′d for a look,
Or heart in love with sighs himself doth smother,
With my love′s picture then my eye doth feast
And to the painted banquet bids my heart.
Another time mine eye is my heart′s guest
And in his thoughts of love doth share a part.
So, either by thy picture or my love,
Thyself away art resent still with me.
For thou not farther than my thoughts canst move,
And I am still with them and they with thee.
Or, if they sleep, thy picture in my sight
Awakes my heart to heart′s and eye′s delight.

© Sonnet 47 by: William Shakespeare

Сонет № 48

Я уезжаю... Запираю дом,
И на засовы свой замок повесил.
Чтоб проходимцы не украли в нём,
Твой образ на стене с вещами вместе.
Тебя ровнять со златом? Просто смех...
Оно не стоит твоего мизинца.
Ведь вещи золотые есть у всех,
А облик твой им даже не приснится.
Храню твой образ у себя везде...
В душе, в мозгу, в груди, ну и под сердцем.
Но от воров покоя нет нигде,
Отмычкой отопрут любую дверцу.

Вор вытащит в игре козырный туз,
Ты будешь для него лишь ценный груз.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

How careful was I, when I took my way,
Each trifle under truest bars to thrust,
That to my use it might unused stay
From hands of falsehood, in sure wards of trust!
But thou, to whom my jewels trifles are,
Most worthy of comfort, now my greatest grief,
Thou, best of dearest and mine only care,
Art left the prey of every vulgar thief.
Thee have I not lock′d up in any chest,
Save where thou art not, though I feel thou art,
Within the gentle closure of my breast,
From whence at pleasure thou mayst come and part;
And even thence thou wilt be stol′n, I fear,
For truth proves thievish for a prize so dear.

© Sonnet 48 by: William Shakespeare

Сонет № 49

А недостатков у людей не счесть,
Я, как и все имею смуту эту.
Любовь живая, хочет вкусно есть,
А не голодная бродить по Свету.
Чтоб не погас огонь в костре любви,
И не дай бог! Всё начинать сначала...
Холодным льдом блеснут глаза твои,
Когда к душе вниманья будет мало.
При встрече нашей словно невзначай,
Я руку подниму, моргну глазами.
Но ты не пригласишь меня на чай,
Легла разлука-стерва между нами.

Закона нет, чтоб нас объединить
У наших отношений рвётся нить.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Against that time, if ever that time come,
When I shall see thee frown on my defects,
When as thy love hath cast his utmost sum,
Call′d to that audit by advised respects;
Against that time when thou shalt strangely pass
And scarcely greet me with that sun thine eye,
When love, converted from the thing it was,
Shall reasons find of settled gravity, -
Against that time do I ensconce me here
Within the knowledge of mine own desert,
And this my hand against myself uprear,
To guard the lawful reasons on thy part:
To leave poor me thou hast the strength of laws,
Since why to love I can allege no cause.

© Sonnet 49 by: William Shakespeare

Сонет № 50

Я проскакал почти не лёгкий путь...
Что ждёт меня в гостинице уютной?
Там по приезду я вздремну чуть-чуть,
Отдамся телом радости минутной.
Печаль скребётся у меня внутри,
Мой конь как будто чувствует всё это.
Он еле шёл, с утра и до зари,
Где нет тебя, а только пекло лета.
Вгоняю шпоры я в его бока,
А он бедняга дышит стоном тяжким,
И терпит эту боль наверняка...
Но отпускаю я узды упряжку.

Уехал я в далёкие края,
А там где друг, там и душа моя.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

How heavy do I journey on the way,
When what I seek, my weary travel′s end,
Doth teach that ease and that repose to say
"Thus far the miles are measured from thy friend!"
The beast that bears me, tired with my woe,
Plods dully on, to bear that weight in me,
As if by some instinct the wretch did know
His rider loved not speed, being made from thee:
The bloody spur cannot provoke him on
That sometimes anger thrusts into his hide;
Which heavily he answers with a groan,
More sharp to me than spurring to his side;
For that same groan doth put this in my mind;
My grief lies onward and my joy behind.

© Sonnet 50 by: William Shakespeare

Сонет № 51

Оправдывая вялого коня,
Моя любовь рисует мне картины...
В итоге получалась суетня,
А значит в спешке не было причины.
Когда я поскачу в обратный путь,
Пусть вороной летит быстрее ветра...
Смогу я только дома отдохнуть,
На лежбище своём длинной два метра.
Я верю, что с желанием моим,
Не сможет состязаться даже ветер.
Влюблённым только, и лишь только им,
Одна любовь дана на целом Свете.

Назад быть может мыслью полечу...
Пусть конь плетётся сам, я так хочу.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

Thus can my love excuse the slow offence,
Of my dull bearer, when from thee I speed,
From where thou art, why should I haste me thence?
Till I return of posting is no need.
O what excuse will my poor beast then find,
When swift extremity can seem but slow?
Then should I spur though mounted on the wind,
In winged speed no motion shall I know,
Then can no horse with my desire keep pace,
Therefore desire (of perfect′st love being made)
Shall neigh (no dull flesh) in his fiery race,
But love, for love, thus shall excuse my jade,
Since from thee going, he went wilful-slow,
Towards thee I′ll run, and give him leave to go.

© Sonnet 51 by: William Shakespeare

Сонет № 52

Моих сокровищ ценных образа,
Душе моей устроили торнадо.
Чтоб не привыкли к красоте глаза,
Хранить от взора моего их надо.
Ведь праздники торжественны тогда,
Когда их отмечаешь очень редко.
Как бриллиант они блестят всегда,
На шёлковой разглаженной салфетке.
В своей груди храню я образ твой,
И чтоб для сердца сделать миг счастливым;
Есть способ и надёжный и простой,
Тебя назвать всего лишь словом милым.

Достоинства доступны - торжествую,
Когда лишён - надеюсь и тоскую.

© Автор перевода: Владимир Замыслов

Текст оригинала

So am I as the rich whose blessed key,
Can bring him to his sweet up-locked treasure,
The which he will not every hour survey,
For blunting the fine point of seldom pleasure.
Therefore are feasts so solemn and so rare,
Since seldom coming in that long year set,
Like stones of worth they thinly placed are,
Or captain jewels in the carcanet.
So is the time that keeps you as my chest
Or as the wardrobe which the robe doth hide,
To make some special instant special-blest,
By new unfolding his imprisoned pride.
Blessed are you whose worthiness gives scope,
Being had to triumph, being lacked to hope.

© Sonnet 52 by: William Shakespeare

Сонет № 53

У всех созданий тень всего одна,
А ты один способен дать такую;
Что за субстанция? И кем дана?
Из миллионов повторишь любую.
Адонис - бог весны и чародей,
По красоте с тобою не сравнится.
Елену взять в пример, и рядом с ней
Ну точ

Опубликовано: 2019-08-26 18:23:42
Количество просмотров: 52
Комментировать публикации могут только зарегистрированные пользователи. Регистрация / Вход

Комментарии